Рождество

РождествоСтаренький «Пазик» тяжело карабкался вверх по заснеженной дороге. Накануне выпал снег, основную трассу кое-как почистили, а до этой боковой дороги, соединившей несколько небольших сел, не дошли руки. Да и вообще автобусы ходили здесь редко — хорошо, если пару раз в день. Дорога причудливо петляла посреди степи, то опускаясь, то поднимаясь, делала крутые повороты, минуя овраги и холмы.

Александр Васильев бездумно смотрел в окно. Едва начало светать, народу в этот ранний час в салоне было немного, и было странное ощущение, что этот старенький автобус, скрипящий тормозами на поворотах, принадлежит двум людям — ему и водителю. Через щель задней двери задувало холодом.

Переехали через узкую быструю речку, скованную у берегов льдом (водитель осторожно сбавил скорость) и остановились на остановке. Вошло человек десять, и сразу стало шумно. В селах все друг друга знают; это в городских многоэтажках люди годами не ведают, кто живет за стеной и живет ли вообще. Входящие по-свойски здоровались с шофером, вспоминали общих знакомых и продолжали начатые еще на остановке разговоры. Далее

Дежавю

Хроники ГерондыСижу перед кабинетом доктора. У меня что-то вроде медицинского осмотра. Рядом сидит народ, судя по всему, на прием. Перед кабинетом стоит пожилой человек, у которого нет голоса, шепотом спрашивает, кто последний и как будто ждет чего-то особенного.

Открывается дверь, выходит медсестра и протягивает ему какие-то препараты, объясняет болящему, как принимать — и из разговора понятно, что лекарство получено по линии гуманитарной помощи. Человек без голоса, как может, благодарит и уходит. Через несколько минут медсестра выносит уже другое лекарство, дает моей соседке и пересказывает инструкцию по применению. И этот препарат получен как гуманитарная помощь.

Да, с лекарствами у нас проблема. Из Украины они не поступают, везут из России, но там они изначально дороже. Да предприниматели же и заработать должны, и налоги заплатить. Что-то выпускаются на наших фармацевтических заводах, но очень немного. Недостаток лекарств компенсируется из российских гуманитарных конвоев. Далее

Три сестры

Хроники ГерондыЖили-были три сестры — старшая, средняя и младшая.

Одного рода-племени, от одних отца и матери. Но какие все разные!

Старшая — высокая, статная, красивая, решительная, привыкшая надеяться только на себя.

Потому что жизнь так научила.

Наследство богатое получила, в амбарах полно всего. Иной раз и не ведает, как с толком богатством распорядиться. Гостеприимная, хлебосольная, и многие этим беззастенчиво пользовались.

Иной наглец зайдет в дом, где всегда двери настежь открыты, накормят, напоят его там — а он ноги на стол положит и к хозяйке пристает. Потому что она хоть и статная, но робкая с виду. Далее

Радость

Приветствую друзья!

Хороший автомобильРассказали мне недавно историю, спешу с вами поделиться.

Понравилась потому что.

Очень хотел человек один машину себе купить. Работал на двух работах, подрабатывал еще, все тянулся как-то, откладывал, собирал. И купил ее, наконец. И радовался очень.

Да и как не радоваться! Вот она стоит — черный блестящий лак, фары, тонировка, плавные обводы, блестящие детали. И все в меру, все радует глаз. Стекла тонированные, но светло в ней, и обивка внутри с мелкими дырочками.

Приборная панель как в космическом корабле.

А ездит как! По хорошей дороге хоть две сотни гони – скорость не ощущается. Как породистый арабский скакун был этот автомобиль. Далее

Дневник серийного маньяка. Окончание

Дни десятый, одиннадцатый, двенадцатый.

В скину Иоанна ПредтечиБыли в монастыре. Тут, оказывается, можно на три дня остановиться, на службы походить, кормят бесплатно. Условия спартанские, еда постная. В корпусах спальных во время службы находиться нельзя. Дисциплина! Вспомнилась служба моя в армии, первые месяцы, карантин. Гоняли нас как сидоровых коз, все время спать и есть хотелось.

А здесь даже раньше поднимают, в половине шестого, ходят с колокольчиком и звонят. У колокольчика звон мелодичный, но заснуть не даст. Потом еще раз пройдут, лежебок подпихнут. С колокольчиком все-таки лучше, чем когда дневальный с тумбочки орет: «Р-р-рота, подъе-о-ом!» Да противно так орёт, как старшина научил, последнее слово растягивает, чтобы до самого сонного мозга дошло.

Утренняя служба в шесть часов начинается. Очень непривычно; ведь несколько лет начинал работу в офисе с девяти. Иду со всеми, недовольный и сонный, на службу, а моей жене хоть бы что. Как будто мы всегда поутру на монастырскую литургию ходили.

Служат здесь чаще всего в Успенском соборе. Очень красив собор: белый, высокий, с зелёными крышами и золотыми маковками. Двери широкие, резные, темного дерева. Внутри сначала темновато кажется после утреннего солнышка, но потом привыкаешь. Горят у икон свечи и лампады. Далее

Страница 1 из 712345...Последняя »

© 2017 О жизни // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru