Неверный жених

Грозный боссУ нас на работе реорганизация.

Наше предприятие входит в большую компанию, которую контролирует известный миллиардер.

Предприятия компании расположены не только в Донбассе, но и в других частях Украины.

Еще три года назад наша контора было очень успешным государственным предприятием.

Вокруг него давно ходили кругами капиталистические акулы, облизываясь на лакомый кусок. Но действующий закон не позволял приватизацию. Однако прибрать к рукам богатую невесту, видимо, очень хотелось…

В результате нашли способ обойти «вредный» закон, торчащий частоколом на пути к светлому капиталистическому будущему, и, вспомнив старый и почти забытый термин, взяли нас «в концессию». По существу, купили с потрохами…

Как обычно бывает в таких случаях, потихоньку и поэтапно избавились от «лишних» людей, пройдясь катком по людским судьбам. Из нашего IT предприятия, входившего в угольный холдинг, осталась едва треть. А в целом за порог выставили больше двух тысяч работников. Далее

Целитель Пантелеймон

Целитель ПантелеймонВстретил старого товарища, давно не виделись.

Поговорили, расспросили друг у друга — что да как. Жизнь у нас обоих устоялась, изменений немного. Общих знакомых вспомнили.

Вроде уже и расставаться пора, но вижу — стоит Евгений и как будто что-то еще сказать хочет, но не решается.

Надо сказать, что друг мой — человек с виду самый обычный, но иной раз такая глубина в нём обнаружится, что никак этого нельзя было предположить.

Сейчас наверняка историю какую-то поведает. Женька – рассказчик, каких поискать, хоть секретаря возле него сажай и записывай.

— Случилась недавно со мной история одна, до сих пор под впечатлением хожу. И поделиться хочется, и не каждому такое расскажешь. Ежедневно с людьми общаешься: с коллегами на работе, во дворе с соседями, в маршрутке, в магазине, да мало ли… Но, знаешь, каждый на своей волне, редко частоты совпадают. Каждый своими проблемами занят, да и война у нас сейчас.

Стою, внимательно слушаю. Если уж начал рассказывать — обязательно продолжит. Надо только внимать. Далее

Звонок друга

Hroniki_2Звонит друг. Дружим мы со службы еще. Дело давно было, служили в Советской армии. Саня из Днепропетровска, я – из Донбасса. И находимся мы вроде как по разные стороны баррикад.

Тот, кто служил, знает – если в армии подружился, то крепко и надолго. Жизнь потом разводит в разные стороны (чем дальше – тем сильнее), но тот огонек, зажженный в юные годы, не гаснет. Можно годами и десятилетиями не общаться.

Старый друг – это как выдержанное вино, которое с годами лишь улучшает букет. Стоит бочка в подвале и ожидает своего часа.

После армии переписывались, но потом – у каждого учеба, множество других дел, затем – лихие 90-е, прокатившиеся катком по единой когда-то стране и людским судьбам. Прошло много лет, появились «одноклассники», и найти старых друзей и знакомых стало парой пустяков. Возобновили переписку, поздравляли друг друга с праздниками, но как-то холодновато… Далее

Кабаки

ПивоКоличество в питейных заведений в нашем городе уменьшилось.

Прошлым летом опустошили супермаркеты, вымели заодно и спиртное. В окрестностях начались боевые действия, народ снимал стресс старым, издавна известным способом.

Раньше в парке работали два летних кафе, где с раннего вечера до поздней ночи были «музыка, танцы, вино». Молодёжи зависала там чуть ли не до утра. Гремела музыка, жители окрестных домов плохо спали по ночам.

Колесо обозрения, которое я помню с раннего детства, как-то вдруг пришло в ветхое состояние, его демонтировали и сдали в металлолом. А хорошо было неспешно подняться в открытой всем ветрам «вертелке» до самой верхней точки и обозреть оттуда окрестности! Далее

Любовь к жизни

Hroniki_2Могучий инстинкт к жизни заложен в человека. Мало что может противостоять людскому напору жить.

Донбасс не единожды переживал тяжелые времена. После Великой Отечественной множество шахт было разрушено и затоплено.

Шахта – это не просто дырка в земле, где кайлом или комбайнами рубят уголь. Шахта – это сложнейшее инженерное сооружение, целый подземный город, который требует неустанного попечения.

Угольные предприятия восстанавливали тогда – в самом прямом смысле – всем миром. Мужских рук не хватало. Одному Богу известно точно – сколько молодых и крепких мужиков положило тогда «живот свой за други своя» в той страшной войне…

Вместо выбывших в строй встали женщины, одев на себя грубые шахтерские робы и каски вместо платьицев из крепдешина и шляпок. В платьях и вуалетках неудобно было толкать вагонетки с углем и махать кувалдой. Этот подвиг не отражен в литературе и вообще прочно и давно забыт.

Да и большинство людей не утруждают себя размышлениями, откуда что берется. Ну, что тут думать? Вода течет из крана, тепло поступает из батарей, колбаса, макароны, печенье и все остальное водится в магазинах, картошка, морковка и всякая там свекла – на рынках. Газ в дома из труб поступает, а уголь привозят машинами или вагонами. Далее

Страница 3 из 712345...Последняя »

© 2017 О жизни // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru